?

Log in

No account? Create an account
art

near_bird


Куда спешишь, товарищ?

Не время для потехи!


Entries by category: искусство

А тем временем в замке шефа.
zayats
near_bird

А у меня тут выставка открывается! Портретная...
10 апреля в 20:00, Биржевой переулок, дом 4, пространство Корпус 2, Тайм-кафе Стулья.
Вход свободный, есть шанс успеть на вино с печеньками!

На фото автор эпиграфа и его лучший собеседник.

Кураторские многобукф...Collapse )

Ждём вас на открытии!

Уроки нетолерантности - плакат - часть 5 - Черемных, Малютин и "Окна РОСТА"
art
near_bird
Еще до революций 1917 года, накануне первой мировой войны в России сложились различные авангардные художественные течения. Среди них, наибольшую роль в революционной плакатной графике будут играть кубофутуризм и супрематизм. Именно с футуризмом в европейском искусстве начинается тенденция последовательного выхода художника за пределы искусства. Футуристы находились в кипящем котле духовных, художественных, политических, исканий начала века, который просто бурлил и готов был взорваться в любую минуту и выплеснуть в мир все что угодно. Упоенные новейшими достижениями техники, они стремились вырезать традиционную культуру ножом техницизма, урбанизма и новой науки.
В русском изобразительном искусстве на основе переосмысления живописных находок , кубизма, футуризма, русского неопримитивизма сформировался синтетическое авангардное направление, известное как "кубофутуризм". Первые кубофутуристические работы Малевича экспонировались на знаменитой выставке 1913г. «Мишень». Одним из важнейших для нас проявлением футуризма в графике, явилась литографская книга. В издании своих сборников футуристы отказывались от типографского набора, где литеры "вытянуты в ряд, обиженные, подстриженные, и все одинаково бесцветны и серы". В стремлении добавить поэтическому слову графической индивидуальности футуристы избрали для своих изданий литографию. Нет сомнения, что в намерения авторов литографических сборников входили сознательный эпатаж читателя, издевка над привычными вкусами, разрушение эстетических шаблонов и стереотипов восприятия. Серая дешевая бумага, картонные обложки, небрежность брошюровки были вызовом эстетским пристрастиям "Мира Искусства" и "Аполлона", белые листы и ровная печать в которых вызывали у Крученных желание "завернуть селедку".
Форма лубка, как части наивного искусства, была особенно популярна среди футуристов. Когда через несколько месяцев после начала первой мировой войны лубки Казимира Малевича и Владимира Маяковского были высоко отмечены критикой: “Подлинный лубок сумели создать одни футуристы Только у них в работах есть грубоватая тяжесть и и меткая характерность лубка, только они сумели подыскать и крылатое словцо к картинке.”
http://humus.livejournal.com/2460191.html

Вы спросите: "А при чем здесь вообще плакат и Окна РОСТА?" А вотъ при том:
Read more...Collapse )
Критики первых послевоенных лет называли плакаты РОСТА лучшими представителями военного плаката.

Статья на люрке с moar картинок и современными эпигонами.



Уроки нетолерантности - про "сперва добейся" и примеры для подражания.
zayats
near_bird
Самый хуевый "аргумент" в споре - это сперва добейся. Наверняка, сто лет назад критиковавшим Николая второго говорили примерно то же самое. Когда Николай добился подвала в Ипатьевском доме, традиция на время прервалась. Потом появилась снова.
Я, живу так, как считаю нужным. Мое понимание хорошего, плохого и злого есть следствие воспитания, образования и личного опыта. С каких хуев вы решили, что мое образование, воспитание и мой личный жизненный опыт чем-то хуже ваших, чтобы говорить про "добейся"? "Если бы видели капусту на моем огороде, то перестали бы лезть с вашими глупостями", - так говорил последний римлянин и он был мудрее многих сейчас.

Несомненно, во всемирной истории практически каждый (кроме истинного гения или натурального овоща) может найти себе пример для подражания. Но из правильного примера для подражания не нужен конкретный результат жизнедеятельности, а полезно лишь общее общее количество интеллектуального и чувственного опыта, который эта человеческая особь приобрела в жизни своей.

конкретный пример, который вам не понравится.Collapse )

Уроки нетолерантности - плакат - часть 4 - Моор
solder
near_bird
«Одним из средств борьбы пролетариата в период обостреннейшей классовой борьбы является изобразительное искусство. Не искусство для искусства, а искусство как средство борьбы».

  Моор... О Мооре можно писать до бесконечности. Автор полусотни плакатов гражданской, больше половины которых составляют ее "золотой фонд". А такие вещи, как "ты записался добровольцем" или "помоги" фактически стали "лицом времени" далеко не только в России. Если вы наберете на амазоне Bolshevik poster, то в двух из трех случаев вам покажут работу Моора (в третьем случае будет плакат "клином красным", о котором отдельный разговор).
  Биография Дмитрия Стахиевича Орлова сформирует нам образ такого "большевика от искусства": Бывший типографский рабочий, художник-самоучка, активный участник революции 1905-1906 г. Надо сказать, что основным средством политической сатиры в Российской Империи была карикатура. Как карикатурист Моор собрал абсолютные рекорды по цензурным запретам. Его ранние карикатуры «Надо выбирать пятого» и «Российские курорты — лечение водой и железом» отличает совсем не изысканный рисунок, но крайне острая сатира. Основными героями карикатур Моора были министры и либерально ориентированные депутаты думы. В 1917 году появляется первая карикатура на Николая II, в марте и апреле карикатуры на Милюкова — «самодержца всероссийского», Родзянко и Керенского. Особенно жестокой в тот год была карикатура «Коронование чудовищ», и рисунок, изображавший «подвиги» Наполеона, Вильгельма и Корнилова в виде трех, разной величины, пирамид из черепов. Внизу подпись: «Каждый делает, что может».

Много букв и картинокCollapse )

Уроки нетолерантности - плакат - часть 3 - Дени.
owl
near_bird
Я помню, как когда–то пришел он ко мне и показался очень молодым и очень больным и как говорил мне не без грусти, что ему надоело кропать своими карандашами то, что приемлемо для старого мира, что он приветствует революцию и хотел бы отныне посвятить ей свои силы.
(В. Луначарский «Вечерняя Москва», 1928, 20 августа, № 192 (предисловие к альбому Дени, готовящемуся к изданию)

Все началось с одной картинки паука-попа в сатирическом журнале «Бич» в 1917 году после февральских событий, потом в 1919 году в несколько измененном варианте на страницах «Красной звезды». Дени значительно усилил в этом рисунке сходство попа с пауком, и в том же году появляется знаменитый сатирический плакат. Композиционно он полностью воспроизвел карикатуру из «Бича», но имеющий изображение паутины как в «Красной звезде». И вот враги советского народ вдруг стали не страшними, а позорно смешными.
Дени уезжает в конце 1918 года в Москву, а оттуда в Казань, где работает заведующим художественной секцией Агитационно-просветительного отдела Приволжского военного комиссариата. Он организует выставки политического плаката и сам очень много работает над ним. В силу специфики жанра плакат должен был быть, броским, ярким, чтобы привлекать внимание сразу, с одного взгляда - художнику следовало сделать художественный язык его лапидарным: обобщить цветовые массы, дать их в контрастном сопоставлении, подчеркнуть острую выразительность силуэта.
Решение основной задачи плаката художник видел в создании сатиритески-психологического портрета, носящего подчеркнуто социально заостренный характер. Вместо фантастических существ, символизирующих империализм, в плакатах Дени появились совершенно определенные герои и социальные архетипы. Каждого поразит прежде всего умение схватить сходство с реальными лицами, которых он воспроизводит на своих листах. И это не фотографическое сходство - это сходство внутреннее. Дени рисует невероятно похоже даже тех, кого он никогда не видел, превращает их образы в выразительные социальные маски. Более того, он рисует их настолько похоже, что если и вы тоже никогда их не видели, то вы сразу проникнетесь убеждением, что именно такими эти люди и являются по своему психофизическому строению. Все они неразрывно связаны между собой внутренней логикой построения плаката. Особенно интересна тенденция Дени к определенной психологизации сатирического портрета, которая появилась у художника в результате использования богатого опыта работы над сатирическим портретом в карикатуре. Нередко сатирические плакаты художника рождались непосредственно из карикатуры.
Вслед за попом героями плакатов стали лидеры белого движения: Деникин, Пуришкевич, Колчак, Юденич, Врангель, эсер Чернов и другие. А в таких плакатах, как «Деникинская банда», «Манифест», «Учредительное собрание» Дени создавал будующие эталоны всей красной пропаганды, кочевавшие из плаката в плакат. Поп-паук, кулак-мироед, казак-нагаечник, ожиревший буржуй в фраке и неизменном цилиндре, белый офицер слегка выбритый и до синевы пьяный (а не наоборот, как в сериале "Адьютант его превосходительства"). А в 1920 году на волне известных событий туда добавился в красной шапочке, а ожиревший буржуй стал неотделим от образа "Антанты" и "заграницы".
Цилиндр капиталиста, длинные волосы и толстое брюшко попа, разъевшаяся физиономия бородатого кулака сразу и накрепко врезаются в память зрителя. При этом Дени подчеркивает не какую-то одну ярко выраженную черту, а передает довольно разнообразные оттенки настроений, наиболее соответствующие конкретной комической ситуации. Так, например, тот же буржуй в различных сатирических плакатах Дени то подчеркнуто напыщен и тупо высокомерен («Учредительное собрание»), то смертельно испуган («III Интернационал»), то полон безудержной злобы и звериной жестокости («Антанта под маской мира»).
В 1920 году художник находится в поисках новых изобразительных решений. Плакат «Селянская богородица» - остроумный групповой сатирический портрет Колчака, Чернова, Юденича, Деникина. Пародируя тип изображения богоматери Елеуса (Умиления) из византийской и древнерусской иконы, художник уделяет большое внимание объемной, светотеневой проработке форм. На иконе в образе богоматери изображен эсер Чернов, держащий «младенца» — адмирала Колчака, на груди которого висит табличка «Расстрелять каждого десятого рабочего и крестьянина». В верхних углах, там, где обычно изображают святых, в медальонах — головы генералов Юденича и Деникина.
Также интересен плакат «Царский жандарм барон Врангель». Перед зрителем предстает погрудное изображение барона в полной военной форме, с орденом на шее, в высокой барашковой шапке, на фоне царского портрета, заключенного в овальную рамку. Портрет Николая II на первый взгляд почти лишен сатирической заостренности. Это один из многочисленных парадных портретов царя, в котором даже льстивому портретисту не удалось скрыть ограниченность недалекого монарха.
Зрителю эти картинки были понятны и доходчивы. Именно таких врагов знали и видели собственными глазами, городской рабочий, красноармеец и крестьянин из далекой деревни. Поскольку никакого конкретного действия большинство плакатов Дени не содержат, как правило они снабжаются (по старой дореволюционной традиции) обширным пояснением или выразительным стихотворным сопровождением Демьяна Бедного. Луначарский писал об этом творческом союзе так:
«<…> Дени очень любит, когда Демьян Бедный делает ему тексты. <…> У Демьяна чистейший русский язык; у Дени чистейший классический штрих. Они оба реалисты–психологи. Демьян правдив, поэтому его и понимают сотни тысяч рабочих и крестьян. Он своим лукавым глазом очень хорошо видит действительность и необыкновенно выпукло ее передает. И Дени — реалист. Никаких в нем нет стилизаторских ломок вещей, никаких формальных подходов».

Дени отказывается от "живой линии" модерна, в пользу "живого штриха" карикатуры. Рисунок является основой его плакатов, цвета и фактура несут только вспомогательную роль. Но его широкие, большие линии поражают своей виртуозностью и смелостью, а мелкие штрихи с необычайной меткостью прибавляют одну характерную черту за другой, добиваясь предельной выразительности. И всегда всякий его лист, как и всякая виньетка, полны строгого вкуса и красивы даже тогда, когда Дени изображает безобразное, когда рука его охвачена бешенством.
Цветовое решение плакатов Дени носит разный характер. В большинстве плакатов, таких, как, например, «Коси вовремя», Дени делает локальные заливки броских тонов, создающих жизнерадостный вид плаката, придающих ему мажорное звучание. Ярким цветовым пятном выделяется на темном фоне алая рубаха здоровяка-крестьянина, сносящего косой головы Врангелю и польскому пану. Весь плакат построен на четкой контурной линии силуэтов, звонких сочетаниях красного, желтого, черного.
Иное цветовое решение в плакатах Дени, драматических по своему характеру, в которых решается тема страдания народа под игом интервентов. В плакате «Крестьянин! Польский помещик хочет сделать тебя рабом. Не бывать этому!!!» (1920) Дени отказывается от ярких локальных тонов, прибегает к размывкам туши, локальные цвета заменяются тонкими градациями, переходящими в сине-лилово-красные тона. Здесь мы уже не встретим четкой контурной линии. Силуэты фигур, особенно фигуры согнутого под плетью польского пана крестьянина, теряют ясность очертания. Контрасты белых бликов и почти черных теней придают напряженно-драматический характер всему изображению. Аналогичное цветовое решение присуще также плакатам: "Долг каждого честного гражданина прийти на помощь раненому и больному красноармейцу", «Палачи терзают Украину. Смерть палачам!» (1920).
Связь плаката с карикатурой подчеркивали многие исследователи политического плаката. В частности, об этом писал В. Полонский. Однако он понимал специфику плаката весьма односторонне, в основном только с точки зрения броскости его художественной формы, а происхождение советского политического плаката он связывал прежде всего с буржуазной рекламой. Говоря о Дени, В. Полонский писал о том, что «дух плаката ему чужд. Он (Дени И. С.) дал ряд больших листов очень интересных и острых, но это были чаще всего не плакаты в том смысле, в каком плакат толкуют, а большие сатирические раскрашенные рисунки, почти всегда яркие и злые. Все они с успехом могли быть помещены в иллюстрированном журнале, на страницах газеты, их можно превратить в открытые письма, вставить под стекло и т. д. Достоинств своих они от этого не теряют, ибо характерных плакатных свойств лишены».
А современники писали о Дени иначе:
«...Дени, не зная устали, наносил нашим врагам меткие и сильные удары. Сделать врага смешным - наполовину убить его. Совлечь с него величавую личину, обнажить его отвратительное естество и притом так, чтобы понял без всяких объяснений буквально каждый, имеющий глаза, - это труднейшая задача, которая по плечу лишь немногим художникам, вроде Дени», - писала газета "Правда" в 1923 году.

Все революции выдвигали таланты, которые средствами политической сатиры говорили с массами на понятном им языке пафоса, страсти, гнева, насмешки и уничтожающего смеха,— писал про Дени его коллега по цеху Моор .

А это снова пишет крестный отец советской культуры Луначарский:

Имеет ли Дени дело с образом, который он сам создал на основании некоторой документации, или с человеком, которого он часто видит и хорошо знает, — он одинаково владеет его физиономией, он вставляет ее в какие угодно комбинации. Часто выражение лица, найденное Дени, можно определить только многими словами, чуть не полстраницей текста. А чем сам Дени создал их? Дюжиной штрихов.

а теперь дискотека, то есть картинки.Collapse )

(no subject)
art
near_bird
В какое любопытное время мы живем. В череповце ставят памятник Башлачеву, а в музее академии художеств сегодня открывают выставку мальчика Бананана.
Кстати, по последнему поводу некоторое бурление говн уже началось и, вероятно, продолжится.

+3Collapse )