Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

art

Беллетристика и кино - остров без сокровищ.

Энди тут перед отъездом скинул мне забавную книжку пейсателя Точинова. Его "Остров без сокровищ" является так называемым литературным расследованием в стиле "нэ так всё было, совсэм не так", на тему одной из культовых книг советского школия. Автор то ли в шутку, то ли на полном серьезе выкапывает у детской книжки "двойное дно" уже вполне недетского содержания с изобилием "gunpowder, treason and plot".
Написано для российской беллетристики умеренно прилично, не "евангелие от Афрания", конечно, но тоже временами доставляет. Несмотря на показательную серьезность "расследования", и обилие исторических деталей, вплоть до численности экипажей и баллистических характеристик оружия, отказ Точинова от хоть какой-то "презумпции честности" в пользу собственных крайне малообоснованных "реконструкций", делает его расследование безблагомтным, если бы не один нюанс. Вот какой.

Первая советская экранизация "Острова", сделанная в 1937 году режиссером Вайнштоком весьма и весьма далека от авторского текста, но кроме явных комедийных "штучек" в духе 30-ых годов, типа превращения Хокинса в переодетую девушку, гибели Бена Ганна и прочих, содержит несколько поразительных сходств с "расследованием" Точинова:

1. Ливси - не столько доктор, сколько бывший офицер и нынешний мятежник (в фильме - ирландец, в книге - шотландец-якобит).
2. "Адмирал Бенбоу" - перевалочная база контрабандистов под вывеской трактира. Только в фильме еще и база снабжения мятежников.
3. Сквайр и Ливси - не друзья, а компаньоны поневоле, пытающиеся подсадить друг друга. Вопрос дележа сокровищ походу книги остается открытым до самого конца и многократно пересматривается в ту или иную сторону.
4. Захват "испаньолы" вряд ли мог быть таким, как он описан в книге, да и договоренности Сильвера и Ливси были куда как "шире" и обстоятельнее.

Читать или нет книгу - дело ваше. А вот фильм рекомендую пересмотреть - возможно, это единственная комедийная экранизация "острова сокровищ", кроме мультфильма.
zayats

Уроки нетолерантности - про "сперва добейся" и примеры для подражания.

Самый хуевый "аргумент" в споре - это сперва добейся. Наверняка, сто лет назад критиковавшим Николая второго говорили примерно то же самое. Когда Николай добился подвала в Ипатьевском доме, традиция на время прервалась. Потом появилась снова.
Я, живу так, как считаю нужным. Мое понимание хорошего, плохого и злого есть следствие воспитания, образования и личного опыта. С каких хуев вы решили, что мое образование, воспитание и мой личный жизненный опыт чем-то хуже ваших, чтобы говорить про "добейся"? "Если бы видели капусту на моем огороде, то перестали бы лезть с вашими глупостями", - так говорил последний римлянин и он был мудрее многих сейчас.

Несомненно, во всемирной истории практически каждый (кроме истинного гения или натурального овоща) может найти себе пример для подражания. Но из правильного примера для подражания не нужен конкретный результат жизнедеятельности, а полезно лишь общее общее количество интеллектуального и чувственного опыта, который эта человеческая особь приобрела в жизни своей.

Collapse )
solder

Уроки нетолерантности - плакат - часть 4 - Моор

«Одним из средств борьбы пролетариата в период обостреннейшей классовой борьбы является изобразительное искусство. Не искусство для искусства, а искусство как средство борьбы».

  Моор... О Мооре можно писать до бесконечности. Автор полусотни плакатов гражданской, больше половины которых составляют ее "золотой фонд". А такие вещи, как "ты записался добровольцем" или "помоги" фактически стали "лицом времени" далеко не только в России. Если вы наберете на амазоне Bolshevik poster, то в двух из трех случаев вам покажут работу Моора (в третьем случае будет плакат "клином красным", о котором отдельный разговор).
  Биография Дмитрия Стахиевича Орлова сформирует нам образ такого "большевика от искусства": Бывший типографский рабочий, художник-самоучка, активный участник революции 1905-1906 г. Надо сказать, что основным средством политической сатиры в Российской Империи была карикатура. Как карикатурист Моор собрал абсолютные рекорды по цензурным запретам. Его ранние карикатуры «Надо выбирать пятого» и «Российские курорты — лечение водой и железом» отличает совсем не изысканный рисунок, но крайне острая сатира. Основными героями карикатур Моора были министры и либерально ориентированные депутаты думы. В 1917 году появляется первая карикатура на Николая II, в марте и апреле карикатуры на Милюкова — «самодержца всероссийского», Родзянко и Керенского. Особенно жестокой в тот год была карикатура «Коронование чудовищ», и рисунок, изображавший «подвиги» Наполеона, Вильгельма и Корнилова в виде трех, разной величины, пирамид из черепов. Внизу подпись: «Каждый делает, что может».

Collapse )
owl

Уроки нетолерантности - плакат - часть 3 - Дени.

Я помню, как когда–то пришел он ко мне и показался очень молодым и очень больным и как говорил мне не без грусти, что ему надоело кропать своими карандашами то, что приемлемо для старого мира, что он приветствует революцию и хотел бы отныне посвятить ей свои силы.
(В. Луначарский «Вечерняя Москва», 1928, 20 августа, № 192 (предисловие к альбому Дени, готовящемуся к изданию)

Все началось с одной картинки паука-попа в сатирическом журнале «Бич» в 1917 году после февральских событий, потом в 1919 году в несколько измененном варианте на страницах «Красной звезды». Дени значительно усилил в этом рисунке сходство попа с пауком, и в том же году появляется знаменитый сатирический плакат. Композиционно он полностью воспроизвел карикатуру из «Бича», но имеющий изображение паутины как в «Красной звезде». И вот враги советского народ вдруг стали не страшними, а позорно смешными.
Дени уезжает в конце 1918 года в Москву, а оттуда в Казань, где работает заведующим художественной секцией Агитационно-просветительного отдела Приволжского военного комиссариата. Он организует выставки политического плаката и сам очень много работает над ним. В силу специфики жанра плакат должен был быть, броским, ярким, чтобы привлекать внимание сразу, с одного взгляда - художнику следовало сделать художественный язык его лапидарным: обобщить цветовые массы, дать их в контрастном сопоставлении, подчеркнуть острую выразительность силуэта.
Решение основной задачи плаката художник видел в создании сатиритески-психологического портрета, носящего подчеркнуто социально заостренный характер. Вместо фантастических существ, символизирующих империализм, в плакатах Дени появились совершенно определенные герои и социальные архетипы. Каждого поразит прежде всего умение схватить сходство с реальными лицами, которых он воспроизводит на своих листах. И это не фотографическое сходство - это сходство внутреннее. Дени рисует невероятно похоже даже тех, кого он никогда не видел, превращает их образы в выразительные социальные маски. Более того, он рисует их настолько похоже, что если и вы тоже никогда их не видели, то вы сразу проникнетесь убеждением, что именно такими эти люди и являются по своему психофизическому строению. Все они неразрывно связаны между собой внутренней логикой построения плаката. Особенно интересна тенденция Дени к определенной психологизации сатирического портрета, которая появилась у художника в результате использования богатого опыта работы над сатирическим портретом в карикатуре. Нередко сатирические плакаты художника рождались непосредственно из карикатуры.
Вслед за попом героями плакатов стали лидеры белого движения: Деникин, Пуришкевич, Колчак, Юденич, Врангель, эсер Чернов и другие. А в таких плакатах, как «Деникинская банда», «Манифест», «Учредительное собрание» Дени создавал будующие эталоны всей красной пропаганды, кочевавшие из плаката в плакат. Поп-паук, кулак-мироед, казак-нагаечник, ожиревший буржуй в фраке и неизменном цилиндре, белый офицер слегка выбритый и до синевы пьяный (а не наоборот, как в сериале "Адьютант его превосходительства"). А в 1920 году на волне известных событий туда добавился в красной шапочке, а ожиревший буржуй стал неотделим от образа "Антанты" и "заграницы".
Цилиндр капиталиста, длинные волосы и толстое брюшко попа, разъевшаяся физиономия бородатого кулака сразу и накрепко врезаются в память зрителя. При этом Дени подчеркивает не какую-то одну ярко выраженную черту, а передает довольно разнообразные оттенки настроений, наиболее соответствующие конкретной комической ситуации. Так, например, тот же буржуй в различных сатирических плакатах Дени то подчеркнуто напыщен и тупо высокомерен («Учредительное собрание»), то смертельно испуган («III Интернационал»), то полон безудержной злобы и звериной жестокости («Антанта под маской мира»).
В 1920 году художник находится в поисках новых изобразительных решений. Плакат «Селянская богородица» - остроумный групповой сатирический портрет Колчака, Чернова, Юденича, Деникина. Пародируя тип изображения богоматери Елеуса (Умиления) из византийской и древнерусской иконы, художник уделяет большое внимание объемной, светотеневой проработке форм. На иконе в образе богоматери изображен эсер Чернов, держащий «младенца» — адмирала Колчака, на груди которого висит табличка «Расстрелять каждого десятого рабочего и крестьянина». В верхних углах, там, где обычно изображают святых, в медальонах — головы генералов Юденича и Деникина.
Также интересен плакат «Царский жандарм барон Врангель». Перед зрителем предстает погрудное изображение барона в полной военной форме, с орденом на шее, в высокой барашковой шапке, на фоне царского портрета, заключенного в овальную рамку. Портрет Николая II на первый взгляд почти лишен сатирической заостренности. Это один из многочисленных парадных портретов царя, в котором даже льстивому портретисту не удалось скрыть ограниченность недалекого монарха.
Зрителю эти картинки были понятны и доходчивы. Именно таких врагов знали и видели собственными глазами, городской рабочий, красноармеец и крестьянин из далекой деревни. Поскольку никакого конкретного действия большинство плакатов Дени не содержат, как правило они снабжаются (по старой дореволюционной традиции) обширным пояснением или выразительным стихотворным сопровождением Демьяна Бедного. Луначарский писал об этом творческом союзе так:
«<…> Дени очень любит, когда Демьян Бедный делает ему тексты. <…> У Демьяна чистейший русский язык; у Дени чистейший классический штрих. Они оба реалисты–психологи. Демьян правдив, поэтому его и понимают сотни тысяч рабочих и крестьян. Он своим лукавым глазом очень хорошо видит действительность и необыкновенно выпукло ее передает. И Дени — реалист. Никаких в нем нет стилизаторских ломок вещей, никаких формальных подходов».

Дени отказывается от "живой линии" модерна, в пользу "живого штриха" карикатуры. Рисунок является основой его плакатов, цвета и фактура несут только вспомогательную роль. Но его широкие, большие линии поражают своей виртуозностью и смелостью, а мелкие штрихи с необычайной меткостью прибавляют одну характерную черту за другой, добиваясь предельной выразительности. И всегда всякий его лист, как и всякая виньетка, полны строгого вкуса и красивы даже тогда, когда Дени изображает безобразное, когда рука его охвачена бешенством.
Цветовое решение плакатов Дени носит разный характер. В большинстве плакатов, таких, как, например, «Коси вовремя», Дени делает локальные заливки броских тонов, создающих жизнерадостный вид плаката, придающих ему мажорное звучание. Ярким цветовым пятном выделяется на темном фоне алая рубаха здоровяка-крестьянина, сносящего косой головы Врангелю и польскому пану. Весь плакат построен на четкой контурной линии силуэтов, звонких сочетаниях красного, желтого, черного.
Иное цветовое решение в плакатах Дени, драматических по своему характеру, в которых решается тема страдания народа под игом интервентов. В плакате «Крестьянин! Польский помещик хочет сделать тебя рабом. Не бывать этому!!!» (1920) Дени отказывается от ярких локальных тонов, прибегает к размывкам туши, локальные цвета заменяются тонкими градациями, переходящими в сине-лилово-красные тона. Здесь мы уже не встретим четкой контурной линии. Силуэты фигур, особенно фигуры согнутого под плетью польского пана крестьянина, теряют ясность очертания. Контрасты белых бликов и почти черных теней придают напряженно-драматический характер всему изображению. Аналогичное цветовое решение присуще также плакатам: "Долг каждого честного гражданина прийти на помощь раненому и больному красноармейцу", «Палачи терзают Украину. Смерть палачам!» (1920).
Связь плаката с карикатурой подчеркивали многие исследователи политического плаката. В частности, об этом писал В. Полонский. Однако он понимал специфику плаката весьма односторонне, в основном только с точки зрения броскости его художественной формы, а происхождение советского политического плаката он связывал прежде всего с буржуазной рекламой. Говоря о Дени, В. Полонский писал о том, что «дух плаката ему чужд. Он (Дени И. С.) дал ряд больших листов очень интересных и острых, но это были чаще всего не плакаты в том смысле, в каком плакат толкуют, а большие сатирические раскрашенные рисунки, почти всегда яркие и злые. Все они с успехом могли быть помещены в иллюстрированном журнале, на страницах газеты, их можно превратить в открытые письма, вставить под стекло и т. д. Достоинств своих они от этого не теряют, ибо характерных плакатных свойств лишены».
А современники писали о Дени иначе:
«...Дени, не зная устали, наносил нашим врагам меткие и сильные удары. Сделать врага смешным - наполовину убить его. Совлечь с него величавую личину, обнажить его отвратительное естество и притом так, чтобы понял без всяких объяснений буквально каждый, имеющий глаза, - это труднейшая задача, которая по плечу лишь немногим художникам, вроде Дени», - писала газета "Правда" в 1923 году.

Все революции выдвигали таланты, которые средствами политической сатиры говорили с массами на понятном им языке пафоса, страсти, гнева, насмешки и уничтожающего смеха,— писал про Дени его коллега по цеху Моор .

А это снова пишет крестный отец советской культуры Луначарский:

Имеет ли Дени дело с образом, который он сам создал на основании некоторой документации, или с человеком, которого он часто видит и хорошо знает, — он одинаково владеет его физиономией, он вставляет ее в какие угодно комбинации. Часто выражение лица, найденное Дени, можно определить только многими словами, чуть не полстраницей текста. А чем сам Дени создал их? Дюжиной штрихов.

Collapse )
art

Уроки нетолерантности - плакат - продолжение.

Итак, в дореволюционном русском искусстве не сложилось сколько-нибудь устойчивых традиций плакатный графики.
«На наших глазах появилась художественная книга, и русская книжная графика нашла своеобразную форму, — писал Н.Э.Радлов в 1921 году.
— Мы ви­дели, как возникло и распустилось изумившим Европу цветом русское театрально-декоративное творчество. И карикатура, несколько запоздавшая в своем развитии, имела ко времени войны свое художественное прошлое . . . На этом благополучном фоне прекрасного и быстрого развития русский плакат оставался безобразным и нелепым пятном, тем более резким, что эта область прикладной графики, так тесно связанная с перечисленными видами декоративного творчества, достигла на Западе именно за последние десятилетия исключительной высоты.
...Неоднократные попытки организовать дело художественной рекламы предпринимались самими художниками за истекшие десятилетия. Но все они испытывали крушение; худо­жественный плакат был не нужен. Другими словами, русская действительность недавнего прошлого не создала тех условий, тех общих культурных предпосылок, которые вызвали бы возникновение новой отрасли прикладного творчества, подобно тому, как политическая оппозиция создала карикатуру, а пришедшие с Запада новые проблемы театра — нашу театральную живопись (Радлов Н. Современный плакат // Дом искусств. - 1921. - № 2. – С. 74).

Всемирно знаменитая советская плакатная графика получила свое новое рождение только в разгар гражданской войны. Если мы посмотрим плакаты 1918 и даже 1919 годов, то и там мы увидем тяжелое наследие "русского модерна": вихляющую "живую линию", невразумительные цвета сугубо иллюстративной функции. Перегруз текстом и малопригодные для восприятия шрифты были отдельной особенностью, прямиком из журнального прошлого. А будучи второй производной от киноафиши, военный плакат того времени заимствовал все спецэффекты того времени: изобилие кровавых аллегорий, увечий, звериных оскалов. Картинка была направлена только на устрашение зрителя. Если мы посмотрим, с одной стороны, на творчество Апсита, Спасского и Кочергина, а с другой - на безвестных работников ОСВАГа, то ничего нового с времен первой мировой пока еще нет. Более того, отдельные вещи откровенно повторяются.

Collapse )

Для справки: ОСВАГ (ОСВедоми́тельное АГе́нтство) было основным информационно-пропагандистским органом белого движения на бге, учрежденное лично Деникиным. На его содержание белое правительство регулярно выделяло весьма и весьма круглые суммы. Например, в январе 1919 года на пропаганду было выделено 25 миллионов рублей. К августу 1919 г. на подконтрольных территориях действовало 232 пункта и подпункта Освага, в подчинении находился ряд газет, журналов и театров; издавались плакаты, брошюры и листовки, проводились фото- и киносъемка.Для передачи информации, кроме обычного телеграфа, использовались установленные союзниками в Гурьеве, Таганроге, Новороссийске, Николаеве и Севастополе радиостанции мощностью до 35 кВт.
Выхлоп от этих трат был весьма сомнителен - между пропагандистами и и целевой аудиторией зияла бездонная пропасть. Даже среди бойцов белых в ходу была фраза: «бей жидов и осважников». Несмотря на махровый антисемитизм (особой любовью художников в этом контексте пользовался товарищ Троцкий) — Осваг упрекали за то, что он якобы переполнен евреями, стремящимися избежать призыва в Добровольческую армию. Придя к власти в 1920 году, генерал Врангель лавочку прикрыл.

Collapse )

А четверо тех, кто создал своим творчество плакатный языки и школу и чьи работы уже совсем скоро будут неотделимы от того буйного времени, когда идейные противоречия обильно смывались кровавыми реками. Вот их имена: Дени, Моор, Черемных и Лебедев.
О каждом из них можно говорить до бесконечности.
zayats

(no subject)

осеннее обострение гуляет по стране:

Националисты обещают собрать в День национального единства, 4 ноября на Русский марш, 25 тысяч человек. Лидер движения «Русские» Дмитрий Демушкин уже подал заявку на проведение митинга. Одним из основных лозунгов «Русского марша» будет «Против ига мертвецов». «Он предложен православными организациями, которые настаивают на захоронении тела Владимира Ленина,— пояснил Александр Белов.
http://www.kommersant.ru/doc/2035051


Мне кажется, что надо немного помочь нашим нацикам. Посему объявляется конкурс на сочинение самого абсурдного плаката на заданную тему. Пара образцов под катом.

Collapse )

Победитель конкурса может прогуляться с плакатом на марш... если ссыкотно не будет.
Жду варианты в комментах.
art

Уроки нетолерантности - Ирландия.

На самом деле, "Ирландская культура", - самая лучшая пиар-акция XX века. Особенно, если соотнести стартовые средства и результат.

Посудите сами, кто такие ирландцы для британского джентельмена (да и любого другого европейца начала XX века)? Бородатые селюки-алкоголики, агрессивные носители ортодоксальной мракобесной религии. Воевать толком не умеют (по сравнением с теми же шотландцами), учится не любят, работать не умеют (сколько вы знаете ирландских физиков, химиков или математиков?), культура представлена пьянством местного самогона и деревенскими плясками.
В общем, что-то в духе бородатых овцелюбов с кавказских гор в России.

А сейчас на "ирландскую культуру" (включая их бухашку) дрочит половина цивилизованного мира. "Патрики" собирают многотысячные толпы, Irish Pub'ы плодятся как грибы, и "Туда, блин" хотят съездить чуть ли не чаще чем в Париж или Рим.
Завидуйте, неудачники!